rodandrew (rodandrew) wrote,
rodandrew
rodandrew

Categories:

"Черкешенка" Месмахера

Сокращенный вариант этой статьи опубликован в газете "Санкт-Петербургские ведомости" № 228 от 04 декабря 2009 г.





Помещаю полный текст статьи с иллюстрациями

Закончилась реставрация дворца великого князя Алексея Александровича на Мойке, 122, в которой принимали участие и художники – реставраторы по керамике Васильев А.И., Рачковская Е.В. и Горностаев В.В., под руководством замечательного мастера А.В.Олейника (именно в его мастерской недавно обрели вторую жизнь майоликовые панно по эскизам Н.К.Рериха на здании доходного дома страхового общества «Россия» на Б.Морской, 35). Рассматривая вместе с Александром Васильевичем отреставрированное изразцовое панно над топкой камина из резного дуба в Столовой,


среди гирлянд плодов и листьев,


чуть ниже надписи на темно-синем фоне «ANNO 1884» («Год 1884»),


не сразу, но находим еще одну подпись: «В.Андре».


Известная исследовательница творчества замечательного архитектора Максимилиана Месмахера Т.Е.Тыжненко установила, что авторскую подпись на майоликовом панно поставила ученица Центрального училища технического рисования барона Штиглица Варвара Александровна Андре По рассказам Варвары Александровны своей дочери Элеоноре Максимилиановне, успевшей их записать незадолго до своей смерти в 1986 г.,
« всю внутреннюю отделку своих построек Месмахер поручал ученикам, давая им заработок и в то же время хорошую практику в различных областях прикладного искусства, в т.ч. работ по майолике. Мой отец возродил это вечное, живописное декоративное искусство. Майолику он ввел в курс обучения, завел печь для обжига».
Читатель уже, конечно, догадался, что родителями Элеоноры Максимилиановны были
Максимилиан и Варвара Месмахер (урожденная Андре).
Желание побольше узнать о талантливой ученице, а впоследствии, и жене известного архитектора, привело меня в дом А.Г. Кондиайн - вдовы недавно ушедшего из жизни внука М.Месмахера и Варвары Александровны, ученого-геолога Олега Александровича Кондиайна. Ариадна Готфридовна любезно предоставила возможность ознакомиться с документами бережно хранимого ею семейного архива, среди которых наибольший интерес представляли уже упомянутые рассказы Варвары Александровны , записанные ее дочерью. Лишь маленький фрагмент этих воспоминаний опубликован Т.Е.Тыжненко четверть века тому назад. Хотелось бы в большей степени познакомить читателей с этими бесценными воспоминаниями, сквозь которые ярче проступает незаурядная личность Варвары Месмахер ( Андре).
Из воспоминаний можно узнать, что Варвара Александровна Андре, предпоследняя из четырех дочерей, родилась в Мелитополе, где ее отец, потомок выходца из Франции, Александр Федорович, был начальником молочанских колоний. Он известен тем, что «основал станицу Александровку и еще четыре, названные им по именам дочерей, - Софиевку, Настасьевку, Варваровку и Мариинку». По сохранившимся документам вместе с Ариадной Готфридовной вычисляем год рождения Варвары Андре-1865, при этом она на основе семейных преданий не преминула подчеркнуть, что дед Варвары был не просто француз, а уроженец Гаскони. На фотографии надгробного памятника


установленного Варварой Месмахер с надписью «Дорогим родителям», можно прочесть, что действительный статский советник Александр Федорович Андре скончался в 1908 г. в своем имении Мощаница в Волынской губернии ( Варвара Александровна, после смерти мужа в 1906 г. вернувшаяся в Россию, почти каждое лето проводила в этом имении). Мать Варвары «была русская, Надежда Осиповна, урожденная Шилова. Когда дочери подросли и стали появляться на вечерах и балах с матерью, их называли «плеядой». Надежда Осиповна « была хороша собой и так молода (старшую дочку Соню она родила в 16 лет), что пользовалась успехом у мужчин наравне с дочерьми». Надежда Осиповна пережила своего мужа на два года, а знаменитого зятя-архитектора - на четыре.
Сюжет любой современной «мыльной оперы» бледнеет, на мой вгляд, в сравнении с той частью воспоминаний, где рассказывается об истории знакомства и женитьбы Варвары Андре и Максимилиана Месмахера. Итак, в начале 1880-х гг. Варвара Александровна приезжает в Санкт-Петербург и «держит вступительный экзамен у Штиглица». Экзаменовал ее сам М. Месмахер, который, напомню читателю, был в это время директором Центрального училища технического рисования. «По рисунку она прошла, а по теоретическим предметам ничего не могла ответить. Приняли ее условно».
В первые годы учебы М. Месмахер не выделял ее среди своих учениц. «Так как ко всем он был очень внимателен,- вспоминала Варвара Александровна,- то каждая девушка была уверена, что он в нее же влюблен. А они, кажется, все были от него без ума. Он был интересный, живой, стремительный, глаза черные, которые в минуту гнева метали искры. Львиная грива густых седеющих волос, гордая осанка». В свою очередь, Варвару Андре
( вспомним о гасконских корнях!) Бог тоже не обидел: «Черноглазая, смелая и скромная. Толстая коса цвета вороного крыла доходила ей до колен». На нее обратил внимание Месмахера его брат, Георгий Егорович, который работал в Училище секретарем, сказав:
« Какое симпатичное явление!» Месмахер стал ей оказывать особое внимание, которое было замечено и вызвало ревность учениц. Дело дошло до того, что как-то зимой , когда Варвара Андре возвращалась из Училища домой, ее из-за угла Симеоновской церкви облили серной кислотой! К счастью, серная кислота прожгла лишь спину шубы и поднятый воротник. « С тех пор Месмахер отпускал ее домой только в сопровождении служителя». Нельзя не привести еще один эпизод, красноречиво свидетельствующий об отношении Максимилиана Егоровича к своей ученице. Когда Варвара Александровна, как закончившая Училище с отличием, получила право на пенсионерскую заграничную поездку, Месмахер на дорогу подарил ей альбом с надписью « ни одного дня без рисунка» и снабдил собственноручной инструкцией для всего маршрута. Во время поездки, находясь в Швейцарии, Варвара заболела ангиной. Об этом путешествовавшая вместе с ней Шлодгауер, также получившая право на заграничную поездку, сообщила телеграммой Месмахеру. « И вдруг как-то вечером влетает Месмахер в пансионат, где остановились пенсионерки. Жили они на втором этаже. Мама стала спускаться ему навстречу по деревянной лестнице в прихожую. Была она еще слаба и пошатнулась. Месмахер подхватил ее и на руках отнес наверх в комнату».
По вечерам директор Училища и Андре засиживались в мастерской, беседовали, но высказать свои чувства Месмахер не мог. Это тянулось так долго, что Варвара Андре не выдержала и сделала Месмахеру предложение. «Он был страшно рад. Позже он признался ей, что мечтал встретить черкешенку, так как слышал, что черкешенки первые делают предложение. Сам бы он не решился этого сделать». Однако до свадьбы дело дошло не скоро, только через пять лет. Дело в том, что мать Месмахера не давала согласия на брак с православной. «Драконовы законы!», - воскликнул как-то Месмахер (он привык беспрекословно повиноваться своей матери). В свою очередь и православная церковь угрожала всевозможными карами Варваре, если та выйдет замуж за лютеранина. Варвара Андре и тут не выдержала и чуть не насильно усадила Месмахера в поезд, пресекла все его попытки выскочить обратно ( д , Артаньян отдыхает!), и увезла его в Германию, где они обвенчались в лютеранской церкви. Месмахеру к этому времени исполнилось уже 50 лет. Варвара Александровна была на 23 года его моложе. В 1892 г. в счастливой семье родился первенец Максик. Но на этом полоса везения закончилась. Через три года ребенок
умирает от менингита, а в 1896 г. Месмахер не смог смириться с вопиющим нарушением условий завещания барона Штиглица со стороны почетного попечителя Училища и председателя его совета – А.А.Половцова и подал прошение об отставке, которое тотчас же было удовлетворено. «После ухода, - вспоминала Варвара Александровна, - он сильно изменился , стал молчаливым и мрачным». Стоит только взглянуть на его последнюю фотографию с семьей перед окончательным отъездом в Дрезден.


Какие усталые глаза! Родив в 1897 г. сына Георга (трагически погиб в 1915 г., катаясь на лыжах в Кавголово) , Варвара Александровна прожила девять лет в Дрездене , где в 1899 г.появляется на свет дочь Элеонора. После смерти мужа в 1906 г. она возвращается с детьми в Санкт-Петербург и живет до самой своей смерти в 1918 г. вместе с родными сестрами Софьей Александровна Андре и Анастасией Александровной Андре (Софья Александровна, как и Варвара Александровна, тоже закончила Училище барона Штиглица, была художницей – прикладником). В справочнике «Весь Петроград на 1917 г.» можно найти последний петербургский адрес Месмахер Варвары Александровны, вдовы действительного статского советника – Каменноостровский пр., 61. Смерть, как и почти вся жизнь Варвары Александровны, тоже оказалась связанной с именем мужа. Она, как рассказала мне Ариадна Готфридовна
Кондиайн, умерла от защемления грыжи, надорвавшись при переноске тяжелых папок с чертежами и эскизами Месмахера в архив, спасая их для потомков в наступившие годы лихолетья.
Что еще можно сказать о творчестве Варвары Александровны кроме ее работы во дворце на Мойке, 122? В « Списке экспонатов С.-Петербургского Центрального училища технического рисования барона Штиглица на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде 1896 г.» в разделе «Работы заграничных пенсионеров» представлены два акварельных этюда В.Андре: «с плафона Тьеполо» и «женская фигура с тромбоном».
Прекрасные акварели и рисунки, созданные Варварой Александровной, сохранились в семейном архиве и ждут еще своего исследователя


Пошла по стопам матери и дочь Элеонора, учившаяся в мастерской К.С. Петрова-Водкина. Но это уже другая история…
Tags: В.Андре, М.Месмахер, архитектурная керамика, изразцовые камины, мастерские Училища Штиглица
Subscribe

  • Мыза Бенкендорфов Янеда

    В центральной части Эстонии хорошо сохранились постройки б. усадьбы Янеда (эст. Jäneda Möis), с 1830 г. принадлежавшей роду Бенкендорфов.…

  • Изразцовая печь в зеленогорском доме

    Трудно поверить, что этот дом по информации от потомков первоначальных финских хозяев, еще до недавно времени наведывавшихся в гости к нынешним…

  • Покровский храм в Жукле

    Так совпало, что накануне давно намеченной поездки к этому храму вышла интереснейшая статья Алексея Слезкина, посвященная данному…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Мыза Бенкендорфов Янеда

    В центральной части Эстонии хорошо сохранились постройки б. усадьбы Янеда (эст. Jäneda Möis), с 1830 г. принадлежавшей роду Бенкендорфов.…

  • Изразцовая печь в зеленогорском доме

    Трудно поверить, что этот дом по информации от потомков первоначальных финских хозяев, еще до недавно времени наведывавшихся в гости к нынешним…

  • Покровский храм в Жукле

    Так совпало, что накануне давно намеченной поездки к этому храму вышла интереснейшая статья Алексея Слезкина, посвященная данному…